Высокий контраст
Без изображений
Размер шрифта:
А А А

Календарь событий

ноябрь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
  • - Концерты
  • - Конкурсы
  • - События

Видео

  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События
  • События

Конкурсы

Классическая иранская музыка

11.02.2016 Начало в 18:30



Стоимость билета: от 200 до 400 р.



«Bizamani»

 

«Какую дивную легенду рассказываешь ты,

Легенду сокровенного молчанья.

Возьми меня из памяти моей и погрузи в блаженный чудный сон...»

                                      Тасниф AFSANE- YE HAMUSHI («Легенда молчания»)

                                               Перевод Хосейна Нуршарга и Маргариты Каратыгиной.

 

 

Удивительная вещь — человеческая память. Это сокровищница, где живут воспоминания, истории, впечатления. Сказания о бесстрашных героях, мудрых правителях, прекрасных принцессах и грозных врагах. И только опытный проводник укажет верную дорогу к желаемому, проведет сквозь века и тысячелетия. Приоткроет завесу тайны, позволяя прикоснуться к истории. Художник, творящий без холста и красок. Имя его — музыка. В небытие уходят люди, города, эпохи. Строгий классицизм, кровавая Французская революция, светские рауты XIX столетия... Музыка, подобно мосту, соединяет острова памяти, возвращая нас во времена далекого прошлого. Ей подвластно все. Она — вне времени.

 

Казанской публике посчастливилось убедиться в этом в очередной раз. Мы стали свидетелями уникального проекта иранской классической музыки «Bizamani», что в переводе на русский означает «Безвременье». 11 февраля на сцене Государственного Большого концертного зала творческим дуэтом Хосейна Нуршарга (вокал) и Али Гамсари (тар, диван) была представлена музыкальная программа, основанная на старинных дастгахах Нава, Дашти и Эсфахан, ( Дастгах — в переводе с персидского «система», один из основных принципов звукового мышления в иранской классической музыке).

 

«Эта программа рождалась на протяжении всего прошедшего года. У нас было несколько выступлений в России, в результате которых сформировалось определенное представление о том, как организовывать и выстраивать концерты в стиле привычном именно российской публике. Так как все номера исполняются на персидском языке, мы старались переводить тексты. Поэзия и музыка находятся в тесном, неразделимом союзе, и помогают наладить контакт со слушателями, подобрать ключи к зрительским сердцам», — отметил Хосейн Нуршарг.

Со сцены звучала музыка в жанровом разнообразии: старинные песни — таснифы; инструментальные произведения, исполненные Али Гамсари в тандеме со струнным квартетом Казанской консерватории (Елена Рольбина, Алсу Абдуллина, Владислав Однопозов, Андрей Каменский); и, конечно, жемчужина иранской музыки — чарующий аваз.

Словно волшебная пелена окутала зал, перенося слушателей в далекое прошлое могущественного Персидского государства, где все искрится золотом и драгоценными камнями. Дивная мелодия, пленяющий своей глубиной бархатный голос... Все слилось воедино в размеренном повествовании удивительной истории. Эти ощущения невозможно передать словами. Казалось, что даже расписной потолок концертного зала в тот вечер стал особенным, по-царски величественным.

 

Хосейн Нуршарг: «Очень многое в мире происходит без нашего на то согласия. С самого рождения, первого вдоха, мы находимся в плавном, бесконечном течении жизни. У каждого своя скорость, свой путь. Я с детства занимался музыкой, изучал старинные традиции классического иранского пения. И я благодарен судьбе за то, что сегодня у меня есть возможность нести это великое искусство людям».

После концерта публика долго не расходилась. Зрители восторженно делились эмоциями и впечатлениями, благодарили музыкантов за кулисами, дарили цветы.

Мелодии старинных таснифов, как и творчество Хосейна Нуршарга и Али Гамсари, останутся в сердцах слушателей, войдут в их личную историю. И быть может, однажды, через много лет, музыкальный мост поможет новым странникам отыскать эту обитель прошлого, а опытный проводник — музыка укажет верную дорогу.

 

Рина Колбасова

 

 

 

Иран и Россия. Должны держаться вместе!

 

Совсем недавно жители Казани имели возможность встретиться с одной из древнейших музыкальных культур мира — с иранской классической музыкой. В Государственном Большом концертном зале имени Салиха Сайдашева был представлен проект под названием «Безвременье».

 

Иранской музыке несколько тысяч лет. Она была классической ещё задолго до нашей эры. Что это значит? Постараемся разобраться в этом интервью с Маргаритой Каратыгиной, научным руководителем центра «Музыкальные культуры мира».

 

Мы знаем, что проекты, посвященные разным музыкальным культурам мира, осуществляются в Москве не первый год. Почему именно иранскую музыку повезли по стране?

— На самом деле, мы возим не только иранскую музыку, мы занимаемся музыкальными культурами мира вообще. В Московской консерватории существует научный творческий центр, который так и называется — «Музыкальные культуры мира». Мы занимаемся и японской, и китайской, и другими традициями. Более того, в консерватории существуют отдельные классы японской музыки. Что касается иранской музыкальной традиции, то мы считаем, что она является одной из интереснейших для России. Во-первых, наши культуры родственные, мы принадлежим к индо-европейской языковой семье. На мой взгляд, у нас очень похожие эмоциональные характеристики, ценности, идеология. Очень много общего!

 

А в чём заключаются отличия?

— Внедрение ислама кое-что поменяло в мировоззрении иранцев. Мы, в свою очередь, приняли христианство. Это также поменяло мышление людей, но это не столь сильно разъединило наши народы. Сходств гораздо больше, чем различий. А сейчас, в современном мире, когда идут процессы глобализации, межрелигиозных конфликтов, борьба денежных, геополитических интересов, мы, как народы-братья, должны держаться вместе.

 

Вы — создатель ряда программ на радио и телевидении о разных культурах мира. Много ли существует передач подобного типа?

— Это стихийный процесс. Он регулируется не нами, и не консерваторией. Мир масс-медиа живет по своим законам, поэтому интерес к нашим программам то вспыхивает, то угасает. Периодически такие передачи — да, выпускаются. Иранская классическая музыка, китайская, японская, — они несут в себе древние живительные энергетические сгустки. Это живая традиция в полном, прямом значении этого слова. Очень много музыки замечательной, красивой, но не живой – придуманной, искусственной, сконструированной умозрительным образом. А музыка, которая выросла естественным путём из традиций, содержит те энергетические зерна, которые в глубокой древности были найдены жрецами, гениальными музыкантами. Поэтому эта музыка подобна живой воде. Каждый раз после концерта настоящей традиционной музыки люди выходят обновлёнными, со светлыми глазами, радостью в душе, надеждой! Это музыка глубокой истории человечества и музыка надежды.

 

Иероглиф, что расположен на афише, переводится на русский язык как «безвременье» или, точнее, «вне времени». Что под этим подразумевается?

—Здесь, конечно, есть некоторое противоречие с русскоязычным пониманием этого слова, которое у нас воспринимается несколько негативно. Для иранцев, которые выбрали именно это русское слово, это означает выпадение из времени.

 

Как бы остановившееся мгновение?

—Да, именно. То, что они исполняют, пересекается с этим понятием. Это состояние зависания. Как бы внутри времени — отсутствие ощущения времени.

Можно ли сравнить это состояние с нирваной?

— Нет. Иранцы никогда не отрываются от жизни.

 

Почему именно Хосейн Нуршарг и Али Гамсари?

— Всё складывается независимо. Конечно же, не было такого, что мы посмотрели на Иран и выбрали двоих (улыбается). Они представляют собой подарок судьбы. Хосейн Нуршарг первым появился в нашей жизни: в 2008 году он пришёл в консерваторию, и мы начали делать совместный проект. Сейчас он является официальным консультантом, он пригласил и других музыкантов, в том числе Али Гамсари. Он выбирает интересных народных и классических исполнителей. Безусловно, они оба — гордость Ирана, представители лучшей части 30-летнего творческого поколения!

 

Они всегда находятся в Москве?

— Нет. Нуршарг циркулирует между Москвой и Ираном. Он должен проводить много времени в родной стране, потому что это поиск, знакомства, исследовательская и организационная работа. Но половину времени он проводит в Москве. Али Гамсари приезжает только на концерты.

 

Две части концерта ни на минуту не давали слушателям отвлечься. «Забыть обо всём, что беспокоило, волновало, просто успокоиться!», — так Маргарита Каратыгина настроила зрителей на нужный лад перед выступлением Хосейна Нуршарга и Али Гамсари — великолепных виртуозов, блестящих импровизаторов.

Пришедшие на концерт почувствовали, что эти музыканты чувствительны к публике. Они зависят от зрителей, ведь большая часть музыкального высказывания — это спонтанность, импровизация. Приглашение струнному квартету Казанской консерватории играть вместе вторую часть — исключительный случай (обычно на гастроли выезжает квартет Московской консерватории). Наши музыканты: Елена Рольбина (скрипка), Алсу Абдуллина (скрипка), Владислав Однопозов (альт), Андрей Каминский (виолончель) — тоже стали участниками путешествия «вне времени».

 

Екатерина Константинова